Один день из жизни инструктора

Один день из жизни инструктора

Будильник в телефоне запищал в шесть утра. Почему это всегда происходит так не вовремя? Ещё не открыв глаза, прислушиваюсь к окружающим звукам.
Дождь…
Он барабанит по палатке снаружи, то затихая ненадолго, то вновь набирая силу. Погода влияет на настроение, конечно. Дождь в походе практически никогда не бывает к месту. Неприятен дождь на сплаве, когда перестаёшь видеть течение воды из-за крупной ряби на поверхности. Очень мешает дождь на стоянке, когда многое нужно сделать, а приходится сидеть в палатках. Относительно лучше ночью, когда люди всё равно отдыхают. Но, если дождь не прекратился к утру, – это весьма тоскливо. Особенно, когда прекрасно знаешь, что именно тебе нужно встать самым первым, поскольку ты – ответственный инструктор при этой группе… Хочется поглубже зарыться в спальник, закрыть глаза и снова заснуть, забыв обо всех насущных делах и заботах. Спальник, правда, ещё не успел просохнуть после вчерашнего приключения, немного влажный, но это, в конце концов, мелочи.
Однако, вставать всё же надо. Ведь обязанность инструктора – вести группу по маршруту. Сейчас, прежде всего, надо приготовить людям завтрак. А это значит развести костёр, сходить за водой, разыскать и достать из-под полиэтиленового полога нужное количество необходимых продуктов, ну и, конечно, сам процесс готовки не провалить, в такую-то погоду. Ещё надо одновременно отремонтировать пробитую вчера оболочку байдарки, без этого невозможно продолжить сплав. А с дровами здесь тяжеловато. Вечером с трудом удалось заготовить несколько поленьев для приготовления ужина, кое-как просушить вещи туристов, до своего спальника руки так и не дошли, пришлось лезть в мокрый…
Накануне одна из байдарок налетела на корягу на приличной скорости, да ещё в таком месте, где на берег выйти невозможно. Её экипаж в это время был занят фотографированием птички, порхавшей поблизости. Старались продолжать сплав, постоянно вычерпывая воду кружкой, но она прибывала значительно быстрее. И, согласно закону подлости, именно в этот момент начался ливень. В итоге встать были вынуждены на малопривлекательном месте, где неподалёку болото с комарами и почти нет топлива для костра. Ремонт оболочки пришлось отложить на утро, поскольку всё время до ночи было занято обустройством, бытовыми вопросами и приготовлением ужина. Да ещё была надежда, что дождь к утру закончится.
Только что повторно в телефоне запищал будильник, но не актуально уже… Противный скрип раздвигаемой «молнии», первый взгляд, конечно же, на небо. Надежда на изменение погоды в лучшую сторону есть, и это прибавляет оптимизма и энергии.
А вот и дрова! Нахожу незамеченный во вчерашней суете приличный сухой сук от сосны, обломанный ветром. Не очень большой, но, если сделать правильный костёр, то вполне может хватить для приготовления завтрака. Только его нужно распилить или разрубить топором, а это непременно вызовет ненужный шум. И дело не только в том, что жалко будить лагерь, а ещё в том, что разбуженные туристы в подобных условиях делают приготовление завтрака очень затруднительным или вообще невозможным…
С костром справиться удаётся, сказывается многолетний опыт. Теперь, пока костёр горит в “экономном” режиме, занимаюсь поиском продуктов.
А вот и очередной сюрприз! Куча продуктов, накануне заботливо укрытая инструкторами полиэтиленовым тентом, оказалась открытой. Хорошо, что в этой части, подставленной дождю почти всю ночь, оказались картошка, капуста и консервы. Но аптечка натурально плавает… Позже выяснилось, что кто-то искал в аптечке пластырь, и потом просто кое-как накинул тент сверху, который ночью завернуло от ветра. Спасибо, дорогие…
Закладываю в котёл необходимые компоненты для каши. Теперь мечусь от костра к байдарочной шкуре, тут посолю и помешаю, там зачищу и нанесу первый слой клея. Делать это становится всё сложнее, так как, по мере пробуждения, народ стягивается к костру, держа в руках носки, футболки, и ещё невесть что… Приходится проявлять поистине акробатические способности, чтобы не ошпарить кого-нибудь или не наступить на руку. Мои увещевания типа: “Ребята, на этом костре всё равно ничего не высушите, а через час-полтора уже солнце выйдет” воспринимаются без особого оптимизма. Остаётся работать именно в такой обстановке…
Наконец, завтрак готов, дождь практически закончился, две заплаты на шкуре (снаружи и изнутри) держатся намертво, спасибо производителям клея! Можно сворачивать лагерь и грузиться.
Вот так начинается третий день похода. Вроде бы и налаживаются понемногу размеренный ритм походной жизни и хоть какая-то дисциплина, но ещё раз провожу инструктаж перед погрузкой. Народ слушает машинально, но всё же повторяю азбучные истины вновь и вновь. И до обеда сплав идёт своим чередом. Выкладываю на фартук байдарки партиями содержимое аптечки для просушки. Солнце старается, поэтому процесс идёт достаточно быстро.
Мерный плеск вёсел, какие-то птички перепархивают с коряги на корягу впереди по курсу, слабый ветерок шуршит в прибрежном ивняке, и мысли, мысли, мысли… Они идут параллельно с наблюдением за остальными участниками группы. Это уже привычка, видеть то, что необходимо видеть и фиксировать результат, а думать совсем о другом. Какие мысли? Абсолютно разные… В основном, почти не относящиеся к теме похода, но всё же, одна и та же дума с завидной регулярностью заполняет сознание: “зачем мне всё это нужно?” И в самом деле, почему бы не загорать в это время на пляже, сидеть в каком-нибудь кафе, или просто валяться на диване с любимой книжкой в руках? Ответа на эти вопросы не могу найти всё с той же регулярностью. Как бы то ни было, сейчас я ЗДЕСЬ, под моей ответственностью одиннадцать человек, а значит, какие-то мотивы, всё-таки, имели место быть… Однако, время близится к обеду, к тому же и стоянка, намеченная для готовки, уже за следующим поворотом реки.
А перед обедом происходит неприятный случай. Дежурному экипажу во время завтрака выдали продукты для его приготовления, необходимый ассортимент и количество. И везли они этот мешок с продуктами в своей байдарке. Но погрузили его, видимо, кое-как, потому что часть продуктов оказалась рассыпана по грузовому отсеку. Ничего, правда, не пострадало, только соль бесполезно было собирать. Начинают они искать основной запас соли по всем байдаркам, стоящим в рядок у берега. Народ в это время отдыхает на солнышке, за небольшим мыском, досушивает вещи. Дежурные приподнимают фартук на грузовом отсеке одной из байдарок и нечаянно сталкивают в воду дорогой фотоаппарат, который хозяева от солнца спрятали. Стали нырять, достают, конечно, но работоспособность техники уже безнадёжно утрачена. А ведь нужно было всего лишь позаботливее разместить в байдарке мешок с продуктами, выданный утром. И никаких проблем бы не было…
Через некоторое время после обеда две байдарки исчезают впереди из вида, догнать их нет возможности, поскольку сзади идут ещё три. И это не смотря на то, что ранее как минимум трижды было провозглашено правило “культуры передвижения”, из которого следует, что все суда должны находиться в зоне голосового или как минимум визуального контакта. А, между прочим, намеченная для ночёвки стоянка уже совсем недалеко. Ещё усерднее подналегаем на вёсла оставшимися четырьмя лодками, но так и не видим впереди никого. Что делать? Встать и разворачивать лагерь? Но ведь ушедшие вперёд не смогут вернуться против течения, даже если поймут, что остальная часть группы уже стоит. К тому же у них котлы и костровые принадлежности, но почти нет продуктов, только сладости какие-то. Вот задали задачку…
И вот, когда прекращается плеск вёсел и оставшиеся четыре экипажа замирают в размышлениях, у одного из участников раздаётся тихий писк телефона, сообщая о наличии непринятых вызовов. Телефон просто забыли выключить ещё утром, когда он сработал в качестве будильника. Вызовы, конечно же, оказываются от тех самых туристов, кто удаль свою на вёслах решил остальным показать. Ну, покажу я им, однако, тоже, когда встретимся…
Перезвонить им не представляется возможности, нет покрытия, мы в лесу ведь. Приходится подниматься против течения, до приметного холмика, где всё же удаётся отловить очень скромный сигнал. В результате сумбурного, часто прерывающегося разговора, выясняется, что эти горе-активисты зашли в старицу, хоть и довольно полноводную, но заканчивающуюся тупиком. Сообразили, что ошиблись, пошли назад, но за это время основная часть группы уже прошла тот поворот и налегала на весла, пытаясь их, наконец, догнать.
В результате ужинаем почти в полной темноте – два потерянных часа уже не вернуть. Соответственно и мероприятия по организации досуга, намеченные на это время, приходится просто отменить. Снова накрываем тентом продукты на ночь, убираем в укромное место необходимое для приготовления завтрака количество дров, и отбой.
Вот так проходит этот день, один из семи дней водного турпохода.
Опять мысли… Наверное, всё же надо завязывать с этой работой и устраиваться на завод, есть ведь востребованная профессия. Думаю об этом, но в глубине души понимаю, что не будет уже так. Профессия, конечно, есть, но существует ещё и призвание. Наверное, пафосно звучит, но иначе, почему же тогда я снова здесь? Четырнадцатый год подряд…

This entry was posted in Новости. Bookmark the permalink.

Comments are closed.